Понедельник, 23.10.2017, 01:52
Приветствую Вас Претенденты | RSS

Поиск

Мини чат

300

Музыка ветра

Наш опрос

Самый сильный саннин из троицы?
Всего ответов: 52

Фанфики

Главная » Статьи » Трагедия

Ложь во спасение? Глава 1
Боль была настолько сильной, что вставала в горле плотным шерстяным комом, царапала, впивалась колючими шерстинками, разрасталась, не давая дышать. Каждый вдох причинял боль физическую. Она растекалась по грудной клетке чернильным пятном, смешиваясь, переплетаясь, сливаясь в единое целое с болью сердечной. А сердце… сердце билось через раз, грозя вот-вот остановиться. 
Светловолосой девушке-шиноби, мчавшейся с невероятной скоростью сквозь леса Страны Огня, хотелось, чтобы это случилось поскорее. Может быть, тогда боль утихнет. 
Как всегда, Шикамару провожал Темари до ворот Конохи. По дороге ни один из них не сказал другому ни слова. Серое пасмурное утро не располагало к разговорам. Тяжелые, будто налившиеся свинцом тучи сползались со всей округи, выбрав местом встречи небо над деревней Скрытого Листа. Погода полностью отражала душевное состояние обоих шиноби. Не было ни обычных дружеских подколок, ни взглядов, понятных только им двоим. Только пустота. И отчуждение. Темари безумно хотелось взять его за руку, уткнуться лицом в плечо, обнять. Они и раньше ссорились, но еще никогда куноичи не покидала деревню, не помирившись со своим "проблематичным" гением. 
До ворот оставалось всего пара метров, когда с неба упали первые тяжелые капли. Маленькие бомбочки оставляли темные кратеры в дорожной пыли. Несколько капель попало девушке за воротник, оставляя неприятные ледяные дорожки на шее. 
- Ну что же, увидимся через полгода, - как можно спокойнее бросила куноичи и, не оборачиваясь, вышла за ворота. Она успела пройти с десяток шагов, когда Шикамару ее окликнул: 
- Темари, - девушка замерла на месте, - я надеюсь, на следующий экзамен Казекаге пришлет кого-нибудь другого. 
Боль. Страшная, удушающая. И не понятно, что больнее слышать: слова, убившие надежду, или ледяное отчуждение в голосе. Но Темари не была бы лучшей куноичи Песка, если бы не справилась сейчас с предательской дрожью в голосе. Тоном, от которого дождевые капли имели все шансы превратиться в градины, она ответила: 
- Не тебе лезть в государственные дела Суны и давать Гааре указания. А если что-то не устраивает, ищи замену себе. Это все? 
- Все. 
Девушка легко вскочила на ближайшую ветку и скрылась в листве. 

Воспоминания превратили шерстяной ком во что-то вязкое, липкое, настолько едкое, что защипало в глазах, и против воли полились слезы. Они смешивались с дождем, вычерчивая на щеках странные узоры. Они растворяли то едкое, что мешало дышать, и боль становилась чуточку терпимее. Поэтому куноичи позволила этим соленым потокам струиться из глаз вместе с усиливающимся дождем. Она пыталась сосредоточить все свое внимание на скользких от дождя ветках. 

"Все". Какое емкое слово. Вопрос с двойным дном. Исчерпывающий ответ. Ответ на все заданные и незаданные вопросы. Ответ, который невозможно было принять, но с которым предстояло смириться, потому что такие, как она, не повторяют подобных вопросов дважды. 
Все. Больше не будет встреч. Не будет совместной работы и долгих прогулок в свободное время. Не будет пронзительно-нежных писем и ожидания. Не будет легких, будто случайных прикосновений на виду у всех. Не будет долгих взглядов, протягивающих тонкую, но прочную ниточку. Глаза в глаза. От сердца к сердцу. 
Больше не будет тонких пальцев, стягивающих тугие резинки с волос, заставляя их рассыпаться по плечам; пальцев, зарывающихся в струящуюся мягкость, выхватывающих тонкие прядки и прижимающих их к губам. Не будет тонкого запаха сушеных трав, стелющегося по пятам невидимым шлейфом… 
Не будет совместного отпуска. Они собирались в Страну Елей. Далекую, загадочную страну, где, по слухам, прямо по улицам бродят белые медведи. 
Они подгадывали время так, чтобы попасть на странный праздник под названием "Рождество". Рождество… рождение… наверное, чего-то хорошего, иначе не отмечалось бы это событие всей страной. Темари не знала смысла этого праздника, но он стойко ассоциировался с терпким запахом хвои, мандаринов и корицы. Со стеклянными бусами, весельем и подарками. У нее уже был готов подарок для Шикамару: мячик темари с белыми и голубыми узорами. Обладая воображением, было легко представить, что это облака, плывущие по небу. Сейчас темари, бережно упакованный в синюю коробочку с серебристой лентой, лежал в шкафу, терпеливо ожидая своего часа. 
Они собирались играть в снежки и кататься с ледяных горок, лепить снежные фигуры и купаться в зимней речке, греться вечерами у камина и всегда-всегда любить друг друга. 
Они так много собирались сделать… И вот теперь всего этого не будет. Никогда. 
Потому что "Все". 

*** 
Темари все-таки поскользнулась на мокрой ветке. Реакция истинного шиноби позволила ей не сорваться вниз, но девушка все же ощутимо ударилась коленом. Эта саднящая досадная боль в разбитой коленке, на которую в других обстоятельствах она просто не обратила бы внимания, сейчас стала последней каплей. Куноичи спрыгнула на землю, опустилась прямо на мокрую траву и разрыдалась, по-детски обижаясь на провинившуюся конечность. Девушке было невероятно жаль себя, а больше всего ей было жаль, что с ледяных горок она так и не покатается. 
А дождь уже разошелся не на шутку. Отдельные капли давно собрались в тугие, упругие струи, легко пробивавшие густую крону деревьев, обрушивавшиеся вниз настоящим водопадом. Воды было так много, что земля не успевала впитывать ее. Мутная жидкость собиралась в лужи, в маленькие юркие ручейки, которые тут же устремлялись к одним им известным озерам и рекам. 
Дождевые плети хлестали по беззащитным плечам девушки, заставляя вздрагивать от этих ледяных прикосновений. Темари давно промокла до нитки, но ей было все равно. Сейчас дождь был для нее благом. Спасением. Он вымывал из души боль, а из зеленых глаз - цвет. Он скрывал ее слезы, а значит, и слабость. Он врывался ознобом в ее тело, а значит, что никто не заметит, как дрожат ее руки и срывается голос. 
Слезы и дождь закончились одновременно. Словно природа помогла девушке выплакаться и успокоилась сама. Опустошенная Темари поднялась с земли и направилась к ближайшей деревушке, чтобы обсохнуть и немного привести себя в порядок. 

*** 
Комната была не просто маленькой, а очень маленькой. В нее с трудом умещалась узкая деревянная кровать, покрытая комковатым матрасом и застеленная полупрозрачными от частых стирок простынями и тонким шерстяным одеялом, да низенькая тумбочка. Окно, тоже узкое, было распахнуто, впуская из сада свежесть и солнце, выглядывающее из-за ошметков серых облаков. На листьях сливы, росшей прямо под окном, крупными бриллиантами сверкали капли - следы дождя. Легкий ветерок шевелил ветки, заставляя сверкающие бусины перекатываться по листьям, сливаться с себе подобными, а потом срываться вниз. Слива вздрагивала и тянулась к солнцу за своей долей тепла и света. 
Темари лежала на кровати поверх одеяла, закинув руки за голову и бесцельно блуждая взглядом по трещине в потолке. Раздался стук в дверь, и в комнату неслышной тенью проскользнула хозяйка гостиницы: 
- Ваша одежда, госпожа. 
Куноичи никак не отреагировала, продолжая изучать потолок. Тогда женщина оставила чистую одежду на тумбочке и также бесшумно вышла за дверь. 
К вечеру Темари могла бы с закрытыми глазами в деталях изобразить "карту потолка". Большая рваная трещина, похожая на окаменевшую молнию, змеилась через весь потолок по диагонали; в углу, справа от окна, паук сплел свои сети и даже успел поймать в них трех мошек; с противоположной стороны расползлось большое темное пятно, наверняка крыша в этом месте прохудилась, и во время дождя вода попала на перекрытия. 
Не то чтобы девушка запоминала специально, просто тренированная память автоматически вбирала в себя малейшие детали окружающей обстановки. 
Хотелось закрыть глаза и заснуть. Провалиться в спасительное забытье, хоть на несколько часов, чтобы не думать. Не думать ни о чем. Но даже этого Темари не могла себе позволить: стоило задремать, как приходили сны. Жаркие ночи, проведенные вместе, трепетно-чувственные прикосновения, влажные поцелуи, страстные объятья. Видеть такие сны было невыносимо больно, и девушка просыпалась в холодном поту, принимала холодный душ в крохотной ванной, возвращалась в кровать, и все повторялось с самого начала. 
Промучившись половину и без того короткой летней ночи, куноичи переоделась в свою одежду, оставила на тумбочке плату за ночлег и выпрыгнула из окна в сад. 
Узкий серп месяца освещал ей дорогу. Легкий ветерок играл серебристыми листьями сливовых деревьев, раскачивал тяжелые головки пионов, ласково перебирал длинные пряди травы. 
Но Темари было не до красот ночного сада. Она уже покинула селение и спешила преодолеть последние километры, отделявшие ее от Страны Ветра и Сунагакуре. Бежала без остановок. 
Пустыня принесла облегчение. Привычный унылый пейзаж: ветер, песок, раскаленное небо, по цвету почти не отличающееся от песка. 
Мерный шорох трущихся друг о друга песчинок успокаивал натянутые до предела нервы. Ослепительно белое солнце так знакомо обжигало кожу, создавало миражи, превращало в пепел воспоминания. 
Небо было другим, не таким, как в Конохе. Выбеленное жарой, отразившее бескрайнее море песка, напоминавшее старый пергамент, - оно было родным, привычным, и теперь - единственно возможным. 
Коноха с ее пронзительно голубым небом, густыми лесами, быстрыми реками и Шикамару отступала перед этой бесконечной желтизной, выпускала измученное сердце из своих цепких когтей. Забывалась? 
В Суну Темари прибыла, полностью овладев своими чувствами и эмоциями. Нет, боль никуда не делась, но она сконцентрировалась в области сердца и застыла твердой ледяной коркой. Она вросла в плоть и кровь, изменилась, трансформировалась. Теперь было не больно. Теперь было никак. 
На вопрос Гаары: "Как дела в Листе?" - куноичи бросила отчет на стол Казекаге и добавила: 
- Никогда, ни при каких обстоятельствах, я не желаю больше слышать о Конохе. И говорить о ней или о том, что с ней связано. Убью! Да, и подыщи другого экзаменатора. 
Сталь в голосе и лед в глазах однозначно давали понять, что обещание свое девушка выполнит. Поэтому Гаара лишь пожал плечами и бросил короткое: 
- Не вопрос. 
Темари не могла не заметить, как в глубине глаз брата вспыхнул хищный огонек, обещавший доставить Шикамару массу неприятных ощущений при встрече, когда таковая состоится. 
- Не надо, Гаара, я сама, - голос усталый, но решительный, - не вмешивайся. 
Тема Деревни Скрытого Листа была закрыта на долгих 12 месяцев… 365 дней… 8760 часов… 525600 минут...
 
Категория: Трагедия | Добавил: Temari-chan (01.09.2011)
Просмотров: 430 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мини профиль

Понедельник
23.10.2017
01:52

[ Управление профилем ]

Часы

На форуме

Друзья сайта

Наш баннер



код кнопки:

Наши друзья

Статистика


В деревне всего: 1
Странников: 1
Жителей: 0