Понедельник, 23.10.2017, 01:54
Приветствую Вас Претенденты | RSS

Поиск

Мини чат

300

Музыка ветра

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 59

Фанфики

Главная » Статьи » Триллер

"Жизнь - Театр" (Глава 2)

- Так, - начал Канкуро. – Я ни слова не понял из того, что ты сейчас сказала.

- Да что тут не понятного?! – возмутилась Дзун. Этот напыщенный тип бесил ее все больше и больше.

- О чем ты просишь… это же просто невозможно!

- Но ты ведь не собираешься торчать здесь вечность! – резонно заметила она, проследовав за ним в полутемную комнату. Канкуро, как ни в чем не бывало, скинул остатки полотенца и принялся искать штаны, который как он помнил, валялись где-то тут.

Дзун раздраженно отвернулась. «Похоже, этот тип любит светиться голым задом. Сколько можно обнажаться при посторонних...»

- О! Вот они, - Канкуро держал перед собой штаны, которые обнаружились под столом. Он весь-таки, светился, детской радостью, словно его угостили пряником.

- Здорово. Просто супер, - проворчала Дзун, скрестив руки на груди. – Может ты, наконец, оденешь их.

- А что? Тебя что-то смущает?

- Меня смущает лишь одно.

- Что именно? – гадкая ухмылка полезла на лицо.

- То, что тебе приходится перенапрягать свой крохотный мозг с единственной извилиной на такие мелочи как поиски штанов, - запальчиво сказала она. – Много времени, знаешь ли, отнимает.

- А вот это ты зря, - тихо зверея, прошипел Канкуро.

- Почему же? – иронично приподняв брови, спросила она.

Канкуро молча, натянул штаны, кофту и ни сказав, ни слово прошел мимо нее.

Дзун стояла не шелохнувшись. Она боялась самого худшего. Но дзенин просто вышел из номера, закрыв за собой дверь.

«Нет! Что я сделала… - ругала она себя на все корки. – Идиотка! Вечно сначала ляпну, потом думаю! Ну, зачем! ЗАЧЕМ! Я сказала так?»

- Надо найти его, догнать, - рассуждала она вслух, выходя из номера.

 

 

 

«Наконец! Отвязалась!» - радостно думал Канкуро, забираясь в номер через открытое окно.

Но не успел он сделать и пары шагов как в дверь постучали.

«Да что за напасть-то такая?!» - начал он психовать.

- Пиявка, никак не иначе! – ворчал он шепотом. Пройдя в темный угол, он замер. Вдруг уйдет... но ему не повезло. Стучали настойчиво. 

Злоба переполняла его и буквально выливалась из ушей. Он шел к двери с твердым намерением выставить навязчивую прилипалу вон.

- Чего ты увязалась! Сказал же… - чуть не орал он, распахивая дверь, но тут же смолк. Перед ним стояла не Дзун, а хозяйка гостиницы. Она слегка растерялась от такого «приветствия», но быстро пришла в себя и снова натянула на лицо приторно-сладкую улыбку. Хлопая ресничками, она «запела»  елейным голоском:

- Вот, решила угостить своим фирменным пирогом. А то, вижу, сидите день-деньской в номере, - широкая улыбка озарила лицо.

В животе Канкуро заурчало. Он осмотрел хозяйку. Она была намного старше него, но молодилась. Волосы подстрижены по последней моде и кокетливо уложены, по-девичьи стройную фигуру облегало летнее платье с глубоким вырезом, показывая аппетитную грудь. Канкуро придирчиво оглядел стройные ноги, и подумал:

«В принципе…»

- С удовольствием отведаю эту красоту, - широко улыбаясь, он пропустил ее в номер.

 

 

 

Дзун стоявшая на лестничной площадке была в шоке. Чего скрывать, она бессовестно подслушивала, да и подглядывала. Но ведь не намеренно, просто подумав, зачем тратить время и силы на поиски, решила подняться и дождаться у номера. А вышло… Правда она не до конца поняла этот, его, многозначительный тон и хихиканье старухи, которая, проходя, ущипнула его за… впрочем, Дзун могло всего лишь показаться.

Испустив горький вздох разочарования, она устало шлепнулась на подоконник. 

- И что теперь делать? – произнесла она тихо, задумчиво глядя в пол. Ей казалось, что если она задаст вопрос вслух, то ответ придет сам собой.

- Ну, уж точно не сидеть на подоконнике, - ответил кто-то насмешливо.

Дзун, от неожиданности, пискнула и соскочила с подоконника. Перед ней стояла невероятно красивая девушка. Она была выше Дзун, идеальные округлости ее фигуры не мог скрыть даже бесформенный черный плащ. Прямые блестящие волосы, черные, словно небо в безлунную ночь, водопадом ниспадали до пояса. Большие черные глаза смотрели прямо, пронизывая насквозь, при этом сохраняя все свои тайны. Аккуратный прямой носик и губы, пухлые, словно спелая вишня. Сейчас они слегка кривились в попытке сдержать улыбку. Дзун не могла даже представить, что на свете могут быть такие идеально-красивые люди. Она тут же почувствовала комплекс неполноценности. Рядом с этой богиней, она была жалкой уродиной. Дзун и раньше была не в восторге от своей внешности и фигуры, а теперь и вовсе захотела утопиться.

«Ну почему кому-то везет по полной, а мне и половины не выпало, - с горечью думала она, смотря на идеальные черты лица незнакомой девушки. - У нее даже голос прекрасный…»

Дзун же была слишком тощей. Обычно у девушек к ее годам формируются осиные талии и аппетитная, пышная грудь, у нее же ребра обтянутые кожей переходили в узкие бедра, худые ноги… что говорить, фигура паренька застрявшего в переходном возрасте. Длинные каштановые волосы норовили завиться в разномасштабные колечки. Светло-карие глаза, казались ей слишком блеклыми, а губы чересчур большими. Испустив еще один тяжкий вздох, она уныло посмотрела на собеседницу. 

- Ты этого олуха поджидаешь? – спросила незнакомка, кивком указывая на дверь номера.

- Ага! 

Хошима молча, развернувшись, пошла в сторону двери.

- Стой, он там не… - но Дзун не успела договорить, Хошима с громким треском выломала дверь.

 

 

- Сегодня ночью отправляемся, - сказала Хошима, складывая вещи в дорожный рюкзак.

- Я с вами, - тут же соскочила Дзун.

- А вот ты-то как раз, милая моя, никуда не идешь, - елейным голоском пропел Канкуро, напяливая свою шапочку. Дзун издала странный звук, не то - хи-хи, не то – мги.

- А вот и нет, - и она показала ему язык, совсем уж детский поступок.

- А я сказал не идешь, - начал он раздражаться. – Все! Разговор окончен. Я, в конце концов, дзенин Деревни Песка. Я не привык к не послушанию, - грозным голосом добавил он. 

И развернувшись, молча, вышел за дверь.

«Вот ведь увязалась, мало мне проблем», - бурчал он себе под нос.

 

 

 

- Привал, - простонал уставший Канкуро. Он быстро собрал хвороста и развел огонь. Хошима тем временем полировала и без того сверкающий и острый клинок.

- Надеюсь, сегодня все будет спокойно, - проворчал Канкуро и с кряхтеньем опустился возле костра.

- Надежда – для глупцов и ленивцев не желающих бороться, - отчеканила Хошима и грозно посмотрела в его сторону.

- По-твоему я глупый и ленивый? – картинно возмутился он, подбрасывая мелкие веточки в весело горящий огонь.

- Хм… - Хошима посмотрела на Канкуро, он обжег пальцы и теперь усиленно на них дул. «По-моему тут и спрашивать не надо», - пронеслась ехидная мысль.

- Что на ужин? – спросил он тем временем.

- Ты бы поменьше думал о еде, - насмешливо сказала она, убирая свой меч в ножны.

- Мы не ели с самого утра, естественно я думаю, о еде! - благородно возмутился Канкуро, копошась в рюкзаке.

- Ты бы лучше подумал, что делать с девчонкой, - будничным тоном сказала Хошима.

- С какой девчонкой? – не сразу въехал он.

- Можно подумать, за тобой толпами носятся девушки всех стран, - съязвила она.

- Чего?! – Канкуро в шоке вылупился на нее.

- Она следует за нами от самой гостиницы. Только не говори, что не заметил слежки, - иронично приподняв брови, молвила она. – Кстати слежка далеко не идеальная.

Канкуро молча, поднялся на ноги, что говорить, он действительно не заметил слежки. Как такое могло произойти…

Он сделал пару шагов от костра. Перед ним сплошной стеной стояли могучие деревья, за одним из таких и пряталась Дзун.

- Выходи, - громким, не предвещающим ничего хорошего, голосом отчеканил он.

Когда минуту спустя не произошло ничего. Он сделал шаг вперед и снова сказал:

- Лучше бы тебе выйти самой. Если мне придется тащить тебя силой – это будет ой как неприятно…

Дзун пришла в крайнюю степень возмущения, услышав слова Канкуро. Однако у нее не было никакого желания, доставлять ему удовольствие унижать ее при ком бы то ни было. Поэтому она, тихонько ступая, вышла из-за дерева. Канкуро стоял в паре шагов от нее. Брови его грозно сошлись на переносице, губы соединились в прямую, жесткую линию.

- Я с тобой, что, на другом языке говорил? – угрожающе тихим голосом начал он.  

        – Я же велел тебе оставаться и не идти за нами.

Бледные щеки Дзун окрасил яркий румянец. «Как эта вонючка смеет со мной так разговаривать!?»

- А я сказала, что не могу остаться. И что мне нужна помощь. К тому же мне по барабану, все, что ты там велел...!

Лицо Канкуро исказилось от гнева, под не громкий смешок Хошима.

 

 

 

Луна на темном безоблачном небе заняла свое почетное место и теперь освещала землю, приятным серебристым, мерцающим светом. На краю поляны, вокруг яркого костра сидели три фигуры. Их тени, громадными пятнами плясали на голой земле.

- Я спать, - проговорила Хошима и тихо ступая, направилась к спальному мешку. Канкуро и Дзун остались сидеть у костра, сверля друг друга испепеляющими взглядами. Молчание затянулось и превратилось в вязкую субстанцию.

- Как только пересечем границу этой чертовой страны, ты идешь своим путем, - сквозь зубы процедил Канкуро, наблюдая за ней исподлобья.

- С огромным удовольствием, - тем же тоном ответила она.

 

 

 

Зелень приятно рябила в глаза. Воздух с ночи по-прежнему отдавал прохладой. Солнце лениво ползло по горизонту на свое место, среди белых пушистых облаков и пронзительной синевы.

Канкуро вернулся с небольшим количеством сухих веток. На вопросительные взгляды девушек он ответил:

- Я наткнулся на парочку «фараонов», в лесу. По-моему они рыщут здесь в поисках беженцев и прочих. Нам придется свернуть с основного пути и сделать крюк. Как раз к обеду сделаем привал.

Двигались молча. В этой части леса, деревья росли близко друг к другу. Высокие, с толстыми стволами и широкой листвой, сквозь которую едва пробивались дневные лучи солнца. Похоже, это был старый лес, помимо прохлады давила гнетущая тишина. По пути не встретился ни один лесной зверек, что было странно. Изредка тишину нарушал шорох шагов путников, да ругань Дзун, она то спотыкалась о корявые корни, то цеплялась о низенькие колючие кусты.

Через два часа они вышли на более-менее расчищенную поляну. Там же решили сделать привал.

- Не могла бы ты пойти к воде и набрать ее для нас? - язвительно-любезным тоном поинтересовался Канкуро у Дзун. Обдав его свирепым взглядом, она выхватила у него из рук фляжку и резко зашагала. Когда темный силуэт скрылся из виду среди деревьев, Канкуро довольно ухмыляясь, принялся разводить костер.

- Тебе не кажется, что ты кое-что забыл? – спросила Хошима.

- Нет, а что? – беспечно поинтересовался он, что-то мурлыча себе под нос.

- А то, что, она не знает где река, - Хошима следила за его реакцией. Сначала дзенин растерялся, а через мгновенье его губы растянулись в радостной улыбке.

- Точно! Слушай, а может она заблудится и не найдет дорогу назад, а еще лучше наткнется на фараонов и мы от нее избавимся!? – он прямо-таки весь сиял от переполнявших его чувств.

– Хотя…нет, нет! На такое счастье я надеяться не смею, хватит и того, что она заблудится и наконец, отвяжется.

- Так просто, баран, ты от меня не отделаешься, - прошипел чей-то голос, вибрирующий от гнева. Канкуро поднял на Дзун обреченный взгляд.

- Ну не могла, что ли пройтись по лесу? Так что бы от меня подальше, - недовольно простонал он, продолжая подкидывать веточки в разгорающийся огонь.

- Да я бы с радостью, при других обстоятельствах. Где река-то? – спросила она. – И не думай, что я заблужусь. Не дождешься!

- Иди с ней, как раз чего-нибудь к обеду достанете. А я займусь костром, - Хошима смотрела на Канкуро и про себя веселилась, в его глазах горело отчаяние.

- Нет-нет, идите вы, я все сделаю.

Но Хошима не сдвинулась с места взглядом давая понять, что эта честь достается ему.

- Ты просто – тиран!  - прошипел злобно Канкуро, проходя мимо нее.

 

 

 

Довольно-таки широкая река с чистой, прозрачной водой. Пока Дзун свесившись с края, набирала воду, Канкуро «подперев» ствол одного особенно большого и старого дерева, заострял кунаем длинную ветку.   

- Так как ты здесь оказалась? – спросил Канкуро, затачивая ветку.

- Я… я сбежала из дома, - после не продолжительного молчанья ответила Дзун.

- Ого, не сказал бы, что ты девушка-сорвиголова, - усмехнулся он, после чего Дзун вспыхнула и стала красней предзакатного солнца.

- Да сбежала, - вызывающим тоном атаковала она. – По тебе вот тоже, знаешь ли, не скажешь, что ты дзенин. Больше походишь на клоуна.

- Ну почему мы не можем разговаривать как все нормальные люди? – устало поинтересовался Канкуро, бросив все попытки хоть как-то реагировать на ее колкости.

- Потому что с тобой по-другому не возможно! - запальчиво воскликнула Дзун и громко вскрикнув, исчезла с поле зрения Канкуро.

- С тобой тоже, - тихо пробурчал он, поднимаясь со своего места.

- А! Черт возьми! – кричала, отфыркиваясь Дзун.

- Ну, что? – спросил Канкуро, подходя к краю. – Ты не заметила, что мне все время приходится тебя спасать? Это порядком надоедает.

- А я и не прошу тебя помогать мне, - проворчала она, с трудом поднимаясь на ноги, кимоно полностью вымокло, облепив ее тощую фигурку. Тяжелое оно сковывало движения ног, и она никак не могла сделать шаг, к тому же ее слегка «штормило», а от теплого ветра она начала дрожать всем телом. Волосы облепили лицо, подняв ставшие пудовыми, руки, с которых стекала вода, Дзун пыталась откинуть прилипшие пряди.

- Да? – протянул Канкуро, делая вид, что хорошенько задумался. – Значит, мне приснилось, как ты умоляла помочь тебе выбраться из страны. Или хотя бы тот случай с деревом…

- Перестать! Лучше уж самой выбираться, чем с твоей помощью, если мне придется постоянно выслушивать твои колкости…

- Наконец-то ты определилась, - радостно возвестил дзенин, хлопнув себя руками по бедрам.

- Нет! – поспешила она с ответом, в голосе читался испуг. – Тот случай не в счет, я просто… боюсь высоты.

- Хо-хо!

- Ничего смешного! – сухо произнесла девушка, недовольно глядя на него.

- Воды я полагаю, ты не боишься? – немного издевательски поинтересовался он.

- Э… конечно нет…

- Врешь! Опять врешь, и не надоело тебе?! – сердито спросил он.

- Ну, воды-то как таковой я не боюсь, а вот плавать не умею, - промямлила она, наконец.  

- Боже! Впервые встречаю подобного человека, - возвел он глаза к небу.

- Я вовсе не слаба…ААААААААААААААААА!

Тихая река вдруг резко изменилась. Спокойная гладь стала бурлить и огромная волна накатила на Дзун, которая по-прежнему стояла в реке.

Канкуро хотел было схватить девушку за рукав кимоно и вытянуть на берег, но намокшее одеяние, сделало ее в два раза тяжелее. Он чувствовал, как из пальцев выскальзывает ткань и, в конце концов, упустил ее.

Когда волна прошла, он не увидел Дзун. Ругаясь сквозь зубы, Канкуро кинулся вниз по реке, надеясь, что ее не далеко отнесло течением.

К его досаде, река стала делать повороты и расширяться.

- Да где же ты? – неожиданно, сердце стало заполняться тревогой. Он подумал, что она могла захлебнуться или подол ее кимоно зацепился за ветку на дне реки, и теперь она не может выплыть на поверхность. Едва эта картина предстала перед внутренним взором, Канкуро не долго, думая нырнул в воду. Река оказалась глубже, чем он предполагал. Проплыв до следующего изгиба реки он заметил что-то. Всплыв и набрав в легкие побольше воздуха, Канкуро вновь нырнул и поплыл к привлекшему его внимание предмету. Прядка длинных каштановых волос коснулась лица, приятно щекоча кожу. Бледная девушка без каких-либо признаков жизни предстала перед ним. Он попытался всплыть на поверхность вместе с ней, но это почему-то оказалось затруднительно. Канкуро силился разглядеть, в чем причина, но никак не мог из-за кимоно, подол которого путался и мешался, словно был морским чудищем, пытающимся схватить, облепить со всех сторон и утопить. Понимая, что драгоценные секунды уходят, Канкуро достал кунай и распорол одеяние. Потянув девушку еще раз, ему, наконец, удалось извлечь ее из кучи ткани и вынырнуть на поверхность.

Отфыркиваясь и отплевываясь, он с громким свистом втягивал воздух, казалось, склеенные легкие расширяются, кровь стучит в висках и мозг снова работает. А вот Дзун не подвижно лежала рядом, бледная, жалкая…

Продолжая с трудом втягивать воздух, Канкуро подполз к ней и пощупал пульс. Убрав с лица налипшие волосы, он склонился к ее губам, и, зажав одной рукой нос, другой открыл рот.

- Ну же! – воскликнул он в отчаянии, когда после трех минут искусственного дыхания она так и не отреагировала. Канкуро стал делать массаж сердца.

Казалось, девушка мертва, ей ничем не помочь, но он никак не мог остановиться и, не сбиваясь с темпа, продолжал упорно оживлять ее. Он просто не мог поверить, что такая девушка… такая живая, бойкая, с планами и надеждами на будущее, сейчас лежит обнаженная, мокрая и бледная, перед ним на земле и не дышит! Да, она ему не нравится: надоедливая прилипала, вечно попадает впросак и неприятности, от нее одни беды, список бесконечен… но ведь не может же она умереть?..

- НЕТ!!! – обезумевшие глаза смотрели в бледное лицо, тело действовало автоматически, он упорно делал искусственное дыхание.

Когда Канкуро стал сознавать, что любые усилия теперь уже бесполезны, он вдруг услышал какой-то булькающий звук. Струйка воды стекла по щеке девушки, потом она резко выгнулась и отчаянно пытаясь вдохнуть, закашляла. Канкуро быстро перевернул ее на живот и она, отплевывая воду, попыталась вдохнуть свежий воздух, заполнить им легкие, как можно быстрее и больше.

 

 

 

- Держи, - Канкуро протянул ей свою кофту. Все еще бледная Дзун, устало взяла длинную кофту и быстро надела. Ей было неловко, и она смущенно поблагодарила своего спасителя. Они сидели недалеко от реки, разведя костер. Вернувшись за фляжками, Канкуро решил, что ей лучше отдохнуть, а сам принялся ловить рыбу. Сжавшись в комочек у костра, она тайком наблюдала за ним. Без кофты в одних штанах, с длинной заточенной палкой он замер словно статуя над рекой, пристально вглядываясь в прозрачную воду. Мускулистый торс притягивал взор молодой девушки. Она столько раз видела его обнаженным, но почему-то именно сейчас заметила, насколько прекрасно сложен он был. Светло-каштановые волосы, еще влажные, развевались на ветру. Он слегка хмурился, наблюдая за речными жителями, поэтому тонкая морщинка пролегла меж сошедшихся бровей. Скулы, прямой нос, тонкие губы, которые он сжал от напряжения. Шея, Дзун заметила, как по ней стекает капелька воды и ее бросило в дрожь, показалось даже, будто температура воздуха повысилась... Широкие плечи, мускулистые руки, грудь и плоский живот, кубики на нем переходили плавно ниже… Слава Богу, штаны на нем! Девушка раскраснелась и уткнулась взглядом в весело горящий костер. Что же это с ней происходит?! Чего так залюбовалась телом этого выскочки. Да он спас ей жизнь, и она уже не раз поблагодарила его, но ведь это не значит, что какое-то нежное чувство должно проснуться в ее сердце и заставить разум повиноваться?..

- Думаю этого должно хватить, - прервал ее мысли Канкуро. Он устало присел рядом.

- Угу, - она уткнулась лицом в колени, что бы он, не заметил какая она красная.

- Что случилось? – он удивленно на нее смотрел.

- Нет, все в порядке…

- Думаю, нам пора возвращаться.

- Ты не замерзнешь? Становится холодней, можешь простыть, - она старалась говорить безразличным тоном, что бы, он не думал, будто ее волнует его здоровье.

- Хочешь, что бы я простыл? Тебе тоже это грозит, - Канкуро ответил как обычно, но после случая у реки, что-то между ними изменилось. Он понимал это, но не знал, что же именно изменилось. Канкуро затушил костер и уже собирался подать ей фляжки, как поймал на себе взгляд Дзун. Ее большие светло-карие глаза блестели, на лице замерло странное выражение. Как будто она хотела, что-то ему сказать, но передумала и вместо этого:

- Не смотри на меня! Иди впереди.

Категория: Триллер | Добавил: Kasumi_Namiko (15.09.2011)
Просмотров: 243 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мини профиль

Понедельник
23.10.2017
01:54

[ Управление профилем ]

Часы

На форуме

Друзья сайта

Наш баннер



код кнопки:

Наши друзья

Статистика


В деревне всего: 1
Странников: 1
Жителей: 0